13:01 

Прощание с друзьями.

Тадеуш Ксанти
Capiat qui сареrе potest!
Трубачи играли “Радость победы». Выжившие кричали от радости. Мир умирал.
- Ты должен уходить, Ксанти господин, - маленький гноменок Дорр взял Тадеуша за руку и потянул в сторону Храма Судьбы.
- Нет!
- Благодаря тебе мы убили в шестеро больше врагов чем могли, - в свой черед попытался убедить неразговорчивый великан Гродд.
- Нет!
- Сердце мира мертво уже вторую неделю, - Торбадрин встал перед Тадеушем, вглядывающемся во тьму, стремительно приближающуюся к ликующей армии победителей. Эта тьма несла с собой не смерть, а полное уничтожение.
- Как я мог не заметить…
- Ксанти господин, мы не дали, - хлюпнул носом Дорр. – Старейшины хотели уйти с честью. Ты бы все равно ничего не сделал, а так ничто не отвлекало тебя и твоих друзей от боя с главным врагом.
Стиснуть зубы и вскинуть подбородок вверх, чтобы сдержать стон бессилия – вот все, что оставалось освобожденному этим миром человеку. А ведь он почти поверил, что смог победить судьбу. Идиот! Выскочка! Это же надо было так подставиться! Ведь друиды Лунной долины наложили на него иллюзию, а он даже не заметил этого. Теперь можно лишь следить за отправившимися в последнюю атаку конницу Долины великих степей, кричать «Ура!» вместе с уходящими вслед ей гномами Стальных гор и сдерживать себя от того, чтобы не сесть на одного из ледяных драконов Файротта и улететь на нем вместе с другими чешуйчатыми летунами навстречу подступающему Ужасу.
- Спасибо тебе, господин… Тадеуш! – глухо пророкотал бескрылый дракон Угхан. Он умрет еще раньше, чем мир Айсворта рассыплется на части. – Наши жены и дети ушли. Твои женщины-друзья увели их в другие миры. Теперь старики и воины могут спокойно выполнить свой долг. Я оставил тропу и для тебя. Уходи и вини себя ни в чем.
- Эта зубастая башка дело говорит, - впервые поддержал дракона Гродд. Это было настолько необычно, что все на миг замерли в изумлении. – Что?!
- Тебе, великан, тоже нужно уходить. Присмотришь за Дорробином, - Торбадрин попытался положить свою мозолистую длань на плечо сына, но Дорр с ужасом в глазах отпрянул.
- Я не уйду!
- Ты - мой наследник, - оборвал его отец. – Род Белых камней должен проследить за тем, чтобы остальные добрались до Благих земель и смогли бы жить там.
- Па…
- Прочь! – бешено взревел последний Белый король. Тадеуш подхватил на руки отчаянно отбивающегося гномёнка, кивнул Торбадрину, как смог поклонился Угхану.
- Прощайте, друзья! – к горлу все еще был приставлен острый кусок ледяной тоски, но Ксанти не был бы собой, если бы не смог справиться с собой. Тьма почти подступила к стенам Айсвортской цитадели. - Гродд, за мной. Времени мало.
Не медля больше ни мгновения, двое побежали по коридорам, вглубь умирающего замка. Им еще нужно было пройти через три зала и подняться на Башню Буревестника, где силами магов все еще были открыты врата в другой мир, а точнее миры. Тадеуш был благодарен Угхану. Парень не смог бы смотреть в лицо выжившим да и его враги, все еще могли выследить его. Нельзя было подставлять невинных обессиленных жителей этого мира. Они так давно грезили о мире и покое. Позже Тадеуш так и не сможет вспомнить, сколько они бежали по притихшему в кои-то веки Айсворту. Дорога до портала выпала из головы молодого мага. Последний десяток ступеней, и дыхание сбивается напрочь. На какую-то секунду сердце сжимает ужас, так как дверь, за которой верхняя площадка Башни Буревестника, закрыта. Гродд, бегущий впереди примеривается к тому, чтобы просто вынести ее. Но это так и не потребовалось, да и вряд ли помогло бы, ведь маги зачаровали эту дверь изнутри. Им открывает красотка Гвендолин.
- Тадеуш! Ребята! Слава Богам, вы живы! – она пропускает великана вперед, чмокает отчаянно пытающегося отдышаться Ксанти в раскрасневшиеся щеки.
- Живее, - на лице Андрея читается все та же извечная скука. Вот уж кто не дрогнет, даже если Смерть сам явится забирать его в страну мертвых. Тадеуш всегда завидовал самообладанию этого странного человека. Впрочем, все они были странными, дети, вырвавшиеся из своих золотых клеток.
- Пойдем с нами, маг, - невыносившая его рыжеволосая Соулин почти умоляла. Еще одно чудо этого дня.
- Спасибо, девочка, - Тадеуш сам не ожидал, что еще сможет улыбнуться, да так искренне и широко. – Я пойду своей дорогой, иначе навлеку на всех вас беду. Береги сестру. Нилуос совсем ослабела.
- Выживет, никуда не денется! – фыркнула Соулин, отворачиваясь. Ей не хотелось показывать своих слез. Тадеуш еще раз улыбнулся и упрямо тряхнул головой:
- Я жду вас всех в гости, сразу как только подыщу себе подходящее жилье!
- Мы придем, - вразнобой откликнулись все присутствующие.
Пора было уходить, не оборачиваясь. Уж на это-то Тадеуш Ксанти, Избранник Айсворта еще был способен. Маг поставил Дорробин, все еще висевшего у него на плече, на землю. Гном шмыгнул носом и крепко пожал руку Тадеуша. В его глазах не было обвинения. Маленький король принял свою судьбу и не таил зла на соратника и друга.
- Я тоже приду. Тоже, - добавил гном, отступая на шаг назад. Ксанти улыбнулся и ему, а потом зажмурился и сделал шаг в мерцающий белый шар, висевший посреди площадки. Портал принял его с мягким хлопком. На мгновение тело стало немыслимо легким и, казалось, даже прозрачным. Остальные уйдут следом за ним, но другой тропой. Больше не о чем волноваться, ведь надо идти вперед, не сворачивая.
Вокруг башни молча кружили последние из белоснежные и голубые птицы-счастливки. В небесах сверкали последние молнии, и глухо словно уставший старик ворчал гром. Солнце все же выглянуло из-за рваных серых туч, озаряя все еще существующее. Трубачи по ту сторону завесы, в новорожденном незнакомом пока еще мире играли “Радость победы». Оставшиеся защищать погибащий дом смело шли в свой последний бой, крича от радости.
Мир умирал.
Мир.
Умер.

@темы: Сказки Заброшенного замка, вести из прошлого

URL
   

Заброшенный замок Мартовского кота

главная